Воры комсомольска семья ситовых


Вор в законе Сергей Лепешкин — Лепеха (фото: Прайм Крайм)

Одним из представителей известной ОПГ Общак, созданной на Дальнем Востоке вором Джемом (Евгений Васин), был 29 летний Сергей Лепехин (Лепеха), который был в тех краях самым молодым законником. Он, как и многие другие члены этой банды, не пережил лихие криминальные годы, закончив свою жизнь 1 ноября 2003 года. Правда, жизнь молодого Лепехи оборвали не вражеские пули, он был обнаружен повешенным в камере пересылочной тюрьмы под Иркутском, куда попал за преступление, совершенное в порыве отстоять свое воровское «имя» среди уголовника соседа и его гостями…

Можно сказать, что Сергей Лепехин не был по своему нраву этаким благородным бандитом, которые яро отстаивают воровские понятия и радеют за заключенных. В молодые годы он попал под влияние бандитской романтики, и уже в несовершеннолетнем возрасте стал вместе с приятелями промышлять мелкими преступлениями. А когда знаменитый Джем начал создавать из молодежи свой «Общак», то Лепехин вместе со своим другом Олегом Шохиревым (Пенсионер), присоединились к этому, на то время казавшемуся модному движению. Однако вскоре стало ясно, что молодежь подбиралась в «общак» с целью помочь Джему выстроить личную армию бойцов и захватить власть на Дальнем Востоке. Стоит отметить, что Васину в итоге это удалось, но вот судьбы молодого поколения, которое стало работать с ним, были загублены.

Вор в законе Лепеха

Никто из свиты легендарного Джема особо не выделялся. Полностью все члены «общака» подчинялись своему лидеру беспрекословно. Это ему и было необходимо. Вор много времени уделял совместным сборищам членов бригады, помогал иногда деньгами или связями, окончательно делая своих бойцов преданными и зависимыми. Так молодые ребята и попадали под влияние Васина. Они готовы были выполнить любой его приказ. Поэтому Джем быстро стал набирать влияние на Дальнем Востоке. Его люди приходили к коммерсантам, ставили их под свою крышу, а в случае проблем, могли и пострелять.

Слева вор в заоне Олег Шохирев, справа вор в законе Сергей Лепешкин

Осваивая новые территории, Джему необходимы были свои доверенные люди, которые бы контролировали криминальные процессы в городах. Поэтому он и стал посвящать в законники рядовых членов своей банды, которые были наиболее преданы ему, и расставлять их по городам в качестве своих смотрящих. Так и появилось на Дальнем Востоке много воров в законе, о которых никто не знал даже в соседних регионах. Как правило молодежь, подчинявшаяся Васину, ранее не сидела в тюрьмах, и даже в милицию привлекалась за мелкие правонарушения. Но это не мешало ему проводить коронации. В 1996 году долгожданную «корону» получил и Лепеха, когда ему едва исполнился 21 год.

Смотрящий по Комсомольску-на-Амуре

Комсомольск-на-Амуре был поделен между «общаковскими» на 17 микрорайонов, в каждый из которых Васин поставил своих ставленников, контролировать преступность. Так Лепешкин и стал смотрящим одного из районов. Говорят, что особых забот у Джемовских смотрящих не было. Весь местный криминал знал, что городе хозяйствует «Общак», и на рожон никто не лез. Даже заезжие бандиты всегда являлись на «поклон» к Джему, так как знали, что на Дальнем Востоке только он хозяин, и без его ведома нельзя совершать преступления.

Вор в законе Сергей Лепешкин — Лепеха

Видимо, Лепеху расслабило такое положение дел, и один из дней 2002 года стал для него в некотором смысле роковым. В тот злополучный вечер Лепеха поздним вечером вернулся к себе домой на Московский проспект. Едва подвыпивший вор прилег отдохнуть, как откуда-то сверху раздалась громкая музыка. «Наверное, Соловей гуляет,- предположила мать законника — Он только что с зоны откинулся».

Лепеха натянул штаны и отправился разбираться. В квартире у мелкого уголовника Леонида Соловьева, который действительно только что вышел из тюрьмы, он застал компанию, сидевшую за столом. Музыки, правда, слышно не было (как потом выяснилось, сон вора нарушили жители совсем другой квартиры). Лепехе тем не менее все это не понравилось, и он, как говорят бандиты, начал «надувать щеки». О том, что он «в авторитете», собравшиеся, видимо, не знали, и через несколько секунд вор, которому дали пару подзатыльников, уже был на лестничной клетке. А вот этого Лепеха простить уже не мог, тем более что дело происходило в микрорайоне, который Джем гордо называл своим «маленьким Палермо».

Тут же в дом на Московский приехали двое «шестерок» из группировки «Общак» и кинули браткам на пейджеры команду о сборе. А дальше все происходило как в заправском боевике. Квартиру, в которой заперлись Соловей и компания, братки штурмовали через дверь, а когда не смогли ее выбить, полезли в окна. Досталось и соседям, которые на свою беду выглянули на крики. Перепуганный Соловей решил сдаться. Ему надели на голову черный полиэтиленовый пакет и вывезли за город. Там Лепеха, его друг Шохирев и присоединившиеся к ним братки стали наказывать виновника переполоха. Вначале Соловья просто побили, а затем Лепеха пустил в ход нож: порезал ему руки, грудь и все лицо. Правда, убивать не стал — Джем говорил, что это не по-христиански.

Соловей, живший по понятиям, в милицию жаловаться не стал — это сделали его соседи. В результате всех шестерых участников нападения арестовали и отдали под суд. В январе 2003 года тот приговорил Лепеху к шестилетнему заключению за хулиганство, а его подельникам дал по четыре года. Осужденный вор в законе был этапирован в Абакан. Но начальникам абаканской зоны дальневосточный вор не нужен был вовсе — пришлось долго томиться в Иркутском СИЗО. А потом все-таки его доставили в Абаканскую колонию, где вора не запускали к другим заключенным, постоянно держа его в БУРах, карцерах и одиночках.

Адвокат Лепешкина добился рассмотрения судом Хабаровского края кассационной жалобы по приговору своего клиента. Вор в законе был переведен в пересыльную тюрьму недалеко от Иркутска, где ожидал этапа в Хабаровск.

Могила Сергея Лепешкина

Перед ноябрьскими праздниками Лепешкина обнаружили повешенным на собственных шнурках от кроссовок в камере. По неофициальным сведениям, у него была сломана переносица и отбиты почки. В смерти Лепехи также есть неясности. Так, сразу после его гибели исчез его сокамерник по кличке Шнур.

По первой версии, причина смерти джемовского крестника Лепехи — самоубийство. Но те, кто знал Лепеху лично, в версию о самоубийстве верили мало — не тот, говорят, склад психики был, чтобы не выдержать, даже если б самое страшное в жизни мужчины случилось (хоть, рассказывали, сильно вор в законе тюрьмы боялся).

Независимые эксперты, делавшие вскрытие трупа, их сомнения подтвердили: Лепешкина избили еще при жизни. Многочисленные синяки, сломанный нос, отбитые настолько, что функционировать далее бы не смогли, почки. Петля была лишь ширмой для убийства. Он пришел к нам таким, — говорит Иркутск. От нас он уехал здоровым, — парирует Абакан. Возможно, какой-то свет на то, что произошло ночью на пересылке, мог бы пролить единственный сокамерник Лепехи, некий Шнур. Но утром он исчез с первым этапом. То есть этап-то есть, а Шнура нет.

Естественно, появлялся вопрос — кому это выгодно? Одна из версий — соратникам «по партии». Якобы, кое-кто из общаковских договорился с московскими ворами и теперь, как в шахматы, играет с приверженцами исключительно дальневосточной направленности. А Москва хочет все отнять и между собой поделить. А те, кто договорился, сил в себе не чувствуют и готовы ходить под «столичными». Не согласных — вон.

Череда странных смертей накрыла Дальневосточный криминалитет в те годы. Джем, скончавшийся от «сердечного приступа» в камере хабаровского СИЗО 23 октября 2001 года, умерший от такого же приступа вор Цицка, летевший на похороны друга Васина, нераскрытое убийство авторитета Соседа, и «повесившийся» Лепеха.

Похоронили Лепешкина в Комсомольске, недалеко от могилы Джема.

Кто посадил воров в законе из дальневосточного общака?

Эдик Сахно останется в тюрьме, как минимум, до весны.

Самого известного на Дальнем Востоке вора в законе, возглавляющего общак Комсомольска -на- Амуре , выпустят из тюрьмы не раньше 12 мая 2006 года. На прошлой неделе коллегия Хабаровского краевого суда отказала его кассационной жалобе и оставила в силе решение о продлении срока предварительного заключения. Об этом сообщила газета «Коммерсант».

Известие о посадке сразу трех комсомольских «воров в законе» — Сахно, Малька и Евы — в мае нынешнего года всколыхнуло преступный мир Дальнего Востока . В результате облавы УБОПа вслед за законниками на нары следственного изолятора угодили еще почти три десятка человек из их окружения. Задержанным предъявили статью 210 УК РФ «Организация преступного сообщества».

Криминальная общественность недоумевала: мыслимое ли дело, чтобы воров в законе сажали по 210-й? Эта статья УК считается практически мертвой из-за ее труднодоказуемости. Если кого-то из законников и удается время от времени упечь за решетку, их обвиняют, как правило, в чем-то попроще, вроде хранения наркотиков или ношения оружия. И вообще, кому понадобилось сажать всю верхушку общака, нарушая тем самым хрупкое равновесие криминальных сил?

О подоплеке происходящего знали немногие посвященные, кое-кто догадывался, но большинство любознательных так и находилось в неведении. Однако шила в мешке не утаишь. В уголовном деле против общаковцев фигурируют криминальные авторитеты из Хабаровска Юрий Масленников (Краб) и Сергей Иванов (Иванчик). Краб несколько лет трудился смотрящим по Хабаровску. По слухам, общаковцы имели к нему финансовые претензии. По неофициальным сведениям, общаковцы пытались прибрать к рукам деляны в хабаровском бизнесе, за что и поплатились.

По информации «Коммерсанта», в деле имеются заявления Краба и Иванчика о том, что они опасаются за свою безопасность в случае, если Сахно выйдет на свободу. Вероятно, именно благодаря этим заявлениям суд и продлил законнику срок содержания в СИЗО.

Естественно, приморцев интересует вопрос, как сидение Сахно скажется на криминальном мире Приморья.

— Преступные лидеры Приморья всегда тянулись к самостоятельности, и довольно успешно, — сообщил нам источник в правоохранительных органах. — Общак был, пожалуй, единственной неместной группировкой, имеющей своих людей в Приморье и являющейся здесь пусть не самой значимой, но реальной силой. Кстати, во времена своего предшественника Джема в его команде именно Эдик Сахно курировал наш край. Общак постоянно пытался увеличить свое влияние в Приморье, испытывая, правда, определенные трудности. В первую очередь сказывался кадровый дефицит — отсутствие в крае по-настоящему харизматичных лидеров, исповедующих моральные ценности воровского мира и отстаивающих интересы общака, а не собственные. Находясь в СИЗО, Сахно имеет понятные трудности в управлении общаком. Вероятно, приморская ветвь общака будет постепенно слабеть, а местные группировки — усиливаться. В первую очередь это скажется на районах края, где позиции общака более солидны, чем во Владивостоке . Краевой центр же окончательно утвердит репутацию независимого города, не признающего воровской закон и подчиняющегося только местным авторитетам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *