Назовите форму крайней или неограниченной насильственности


Удельный вес традиционных видов насильственной преступности в её общей структуре довольно мал (по различным оценкам от 1 до 5 %)[8]. Тем не менее, именно к наиболее тяжким насильственным преступлениям приковано внимание общества, именно исходя из показателей числа убийств, изнасилований, случаев хулиганства обществом оценивается эффективность работы правоохранительных органов.

Убийства[править|править код]

Убийство является одним из наиболее древних и опасных видов противоправных деяний, известных человечеству. Убийство считается преступлением во всех правовых системах, хотя, разумеется, определённые отличия в понимании того, что следует считать убийством, а что нет, всё же имеются.

Абсолютное число убийств во всём мире составило в 2000 году, по оценкам, более 500 000[9]. Относительные показатели числа убийств(англ.) в разных странах существенно отличаются. В большинстве развитых стран совершается 1—4 убийства на 100 000 человек населения; самые низкие показатели наблюдаются в Японии, Ирландии и Исландии (около 0,5); выше среднего этот показатель в США (5,5)[10]. В России в 2009 году было совершено 17 681 убийство, что соответствует уровню 12,5 на 100 000 населения[11]. В развивающихся странах уровень убийств ещё выше, он может достигать 40—50 на 100 000 населения или даже более высоких значений.

Помимо распространённости насилия в обществе, показатели числа убийств зависят от многих факторов, в частности, от доступности и качества медицинской помощи, уменьшающего насильственную смертность[12]

Изнасилования[править|править код]

Наиболее распространённым среди половых преступлений, связанных с насилием, является изнасилование. Его опасность заключается в том, что жертве причиняются как физические, так и моральные страдания, изнасилование зачастую связано с длящимися тяжкими последствиями, включая заражение венерическими заболеваниями, психические расстройства и даже самоубийство потерпевшей[13].

8-й Обзор тенденций преступности, представленный ООН, указывает, что в 2001 и 2002 годах в мире ежегодно регистрировалось более 250 000 изнасилований[14]. Характеризуя показатели изнасилований, следует отметить, что общей для всех стран является высокая латентность изнасилований. Даже в странах с высокоразвитой правоохранительной системой 80 и более процентов изнасилований оказываются скрытыми от органов правопорядка[15]. В России в 2009 году было зарегистрировано 8085 изнасилований и покушений на изнасилование, что соответствует уровню 5,6 случаев на 100 000 населения[11], однако по данным криминологических исследований жертвами оконченных изнасилований становятся 11—15 % женщин (каждая седьмая), а покушений на изнасилования — 17—20 % (каждая пятая)[16].

Следует отметить также различия в определении понятия «изнасилование» в различных странах: в зависимости от юрисдикции понятие изнасилования может сужаться или расширяться, включая или исключая иные действия сексуального характера помимо полового акта, действия, совершённые без применения собственно насилия, но с использованием беспомощного состояния потерпевшей и т. д.

Хулиганство[править|править код]

Под хулиганством понимается грубое нарушение общественного порядка, выражающее неуважение к обществу. Хулиганство, как правило, содержит в себе элементы насилия, если не физического, то психического: целью хулигана является надругательство, оскорбление, грубое издевательство над людьми; он стремится таким образом показать своё превосходство над окружающими, самоутвердиться[17].

Проблема хулиганства зачастую воспринимается в обществе как не слишком серьёзная, хулиганские действия считаются гражданами и органами правопорядка недостаточно существенными для применения строгих мер правового воздействия, в том числе уголовно-правовых. Меж тем хулиганство обладает не меньшей опасностью, чем другие насильственные преступления. С. С. Овчинский указывает, что фактическая безнаказанность хулиганов приводит к росту их агрессивности, увеличению тяжести причиняемого вреда и в конечном счёте к совершению тяжких насильственных преступлений: убийств, изнасилований, причинения тяжкого вреда здоровью[17].

Краткая характеристика отдельных видов преступлений

Виды насильственного правонарушения характеризуются следующим образом:

  1. В перечне противозаконных деяний убийство представляет собой наиболее опасное. В правовых системах большинства государств занимает значимое место. В зависимости от национальных традиций и исторических корней имеются некоторые отличия в формулировках и определениях, но это не мешает везде применять к виновным наиболее приговоры с максимальными сроками заключения, а в отдельных странах – смертную казнь.
  2. Изнасилование характеризуется, как преимущественный вид половых преступлений. Законодатели его трактуют как непосредственный сексуальный контакт с насилием или угрозами его применения непосредственно к жертве или иным лицам, а также действие при нахождении потерпевшей в состоянии беспомощности. Следуют отметить, что в разных странах с преимущественным преобладанием одной из религий формулировки преступного деяния отличаются также как мера ответственности.
  3. Проявление грубого нарушения норм поведения и принятого обществом порядка является хулиганством. Характеристики правонарушения, преимущественно, содержат насилие. Оно проявляется в оскорблениях как физического, так и психологического плана, а зачастую и надругательствами. Такое поведение вызвано попытками утвердиться в своём превосходстве над обществом.

Не нужно недооценивать опасность хулиганского поведения для общества.

Несвоевременное реагирование на такие проявления приводит к чувству безнаказанности правонарушителя, повышает уровень его агрессии, а в конечном счёте провоцирует к совершению более тяжких преступлений.

Причины и условия насильственной преступности[править|править код]

Описанные выше характеристики личности насильственных преступников, относительная малость доли преступного насилия и её относительное постоянство, отсутствие выраженного влияния социальных перемен на распространённость насильственной преступности наводит отдельных учёных на мысль о том, что формирование личности преступника по крайней мере, в отношении данной группы преступлений может зависеть от биологической и генетической предрасположенности[21]. Однако всё же общепризнанным является мнение о том, что детерминация насильственной преступности, как и преступности в целом, имеет преимущественно социальный характер: причины и условия преступности лежат в обществе, в котором она существует и которому наносит урон[22].

В качестве причины насилия в целом называются прежде всего неудовлетворённые социальные потребности. Я. И. Гилинский пишет: «Если неудовлетворённая витальная потребность (в пище, продолжении рода, защите от холода и т. п.) приводит к борьбе за существование, то неудовлетворённая социальная потребность — «к сверхборьбе за сверхсуществование»[23]. Э. Ф. Побегайло указывает, что в современном обществе наиболее сильные социальные потребности связаны с социальной стратификацией и социальной мобильностью и именно нарушение социальной мобильности или перекосы в стратификации обуславливают основную массу случаев криминального насилия[24]. Кроме того, этот автор говорит о таких причинах преступного насилия в обществе в целом как миграция, национальный и религиозный экстремизм, вооружённые конфликты[25].

Помимо общих детерминант преступности (экономических, социальных и нравственных), А. И. Долгова называет следующие причины, непосредственно провоцирующие совершение насильственных преступлений[26]:

  • Недостатки в формировании личности, приводящие к преобладанию в её характере таких негативных социальных качеств, как жестокость, озлобленность, зависть, склонность к насилию в повседневной жизни.
  • Деморализация, связанная с алкоголизацией и наркотизацией, промискуитетом, обуславливающая возникновение специфических малых социальных групп, в которых единственным способом разрешения межличностных конфликтов становится насилие.
  • Националистические, этноцентристские и субкультурные традиции, влекущие разделение общества на «своих» и «чужих», применение насилия в отношении которых в соответствующей социальной среде расценивается нейтрально или даже положительно.
  • Пережитки патриархальных представлений о необходимости полного подчинения жены мужу, а детей — родителям, включающие необходимость применения насилия как метода «воспитания» и поддержания авторитета.
  • Идеология и стандарты поведения криминальных и криминализованных структур, включающие обязательность применения насилия в определённых ситуациях.
  • Представление о большей эффективности насилия как средства достижения социально-политических целей, чем законных методов.
  • Мнение о недоступности или неэффективности официальных форм реагирования на нарушения прав и законных интересов граждан, ведущее применение самосуда.

В числе же социальных условий, облегчающих и способствующих действию этих причин А. И. Долгова называет:

  • Неэффективную работу многих государственных органов, в том числе правоохранительных, не обеспечивающих гражданам доступных, быстрых и эффективных способов защитить свои права и законные интересы.
  • Слабость общественных институтов, призванных сглаживать бытовые конфликты и оказывать содействие их жертвам, что приводит к перерастанию многих таких конфликтов в совершение преступлений.
  • Пропаганда насилия средствами массовой информации, смакование в них деталей насильственных деяний, создающее впечатление о распространённости и непобедимости преступного насилия, делающее его привлекательным для желающих самоутверждения субъектов.
  • Неразвитость системы социальной профилактики, помощи и реабилитации лиц с психическими аномалиями, алкоголиков, наркоманов.

Важное место в причинном комплексе многих насильственных преступлений занимает также виктимное поведение потерпевших. Указывается, что более половины тяжких насильственных преступлений совершались в конфликтной ситуации, сопровождавшейся «выяснением отношений» нескольких субъектов, и что «только случай определял, кто из них оказывался жертвой, а кто обвиняемым»[27]. Особенно это характерно для изнасилований, где существенная часть потерпевших (по данным исследований Г. Б. Дерягина — 40 %) сама провоцирует преступника на сексуальные контакты (как правило, фривольным поведением в ситуации, связанной с совместным употреблением алкоголя с насильником)[28].

Типы насильственных преступников

Выделяется три основных типа насильственных преступников по характеру их антиобщественной направленности.

Первый тип — это преступники с четко и устойчиво выраженной специфической (агрессивно-насильственной) направленностью. Речь идет о лицах, ориентированных на поведение, опасное для жизни, здоровья и достоинства других граждан. Для них характерны негативно-пренебрежительное отношение к человеческой личности и ее важнейшим благам, убежденность в допустимости насильственных средств разрешения конфликтов. Такой поведенческий стереотип — результат глубокой деформации их личности, специфический продукт эгоцентрической жизненной направленности. Доля этих лиц в общем числе осужденных за рассматриваемые преступления составляет 45—55%.

У определенной части преступников этого типа агрессивно-насильственная направленность имеет столь глубоко укоренившийся, доминирующий характер, что их преступные действия в значительной мере утрачивают ситуационный характер. Ведущими чертам личности таких злостных преступников являются воинствующий эгоцентризм, озлобленность, жестокость, моральная нечувствительность, цинизм, бездушие, неспособность к состраданию.

Такие лица и совершают большинство предумышленных противоправных посягательств на жизнь и здоровье (при разбойных нападениях; сопряженных с изнасилованием; с целью облегчения и сокрытия другого преступления; из мести и др.). Однако немало преступлений они совершают и по внезапно возникшему умыслу, причем агрессивное поведение этих субъектов нередко рационально не мотивировано, представляя собой в известном смысле самоцель.

У другой, значительно большей части данных преступников, ориентированных на применение насилия, подобная направленность личности способствует совершению преступления в сочетании с конфликтной ситуацией. Это, как правило, эмоционально распущенные, неуравновешенные люди. Мотивация их преступного поведения главным образом связана с такими отрицательными эмоциями, как раздражение, злость, месть, зависть и т. д. Для них достаточно незначительного повода, чтобы примитивный стереотип самоутверждения, связанный с применением силы, воплотился в преступном посягательстве, причем нередко они сами создают криминогенную провоцирующую ситуацию.

Второй тип — это насильственные преступники, у которых направленность на совершение посягательств против личности явно не выражена, хотя такие люди характеризуются в целом отрицательно и допускали прежде различные правонарушения. Совершение насильственного преступления становится для них нередко средством достижения особо значимых целей. Таких лиц среди изученного контингента оказалось 20%. Данный тип можно назвать «промежуточным».

Третий тип — это так называемые ситуационные, случайные преступники. Обычно до преступления они характеризовались положительно либо нейтрально, а само насильственное посягательство совершили впервые под воздействием неблагоприятной внешней ситуации. В их поведении отсутствуют признаки, характерные для представителей двух предыдущих типов. Они применяют насилие в качестве реакции на ситуацию, которую воспринимают как остроконфликтную. Среди осужденных такие лица составляют 30%.

Преступные действия этих лиц, противоречащие социальной положительной направленности их личности, зачастую представляют собой неадекватную реакцию на внезапно возникающую конфликтную ситуацию. Иногда они обусловлены интенсивным психологическим давлением неформальной группы, позицией солидарности со «своими». Это случайные преступники.

Преступное поведение другой части указанных лиц — реакция на длительную психотравмирующую ситуацию (длящийся конфликт в семье, в ближайшем бытовом окружении, иногда при наличии провоцирующего виктимного поведения потерпевшего и т. п.). Это «замкнутые» на конфликт люди; накопленное отрицательное психическое напряжение неожиданно проявляется у них в агрессивно-насильственных действиях. Мотивация последних часто связана с глубоким разочарованием в близких людях, крушением планов и надежд, чувством обиды, ненависти, ревности и особенно мести.

Естественно, что задачи профилактического и исправительного воздействия на представителей указанных групп должны быть дифференцированными. Если в отношении первых двух типов преступников они преимущественно сводятся к устранению антисоциальной направленности личности, то по отношению к третьему типу главным является предупреждение или нейтрализация внешних криминогенных воздействий.

Современная насильственная преступность России, как и преступность в целом, представляет собой явление переходного периода. В условиях кардинальных идеологических, политических, социально-экономических и иных преобразований для этого явления характерна неустойчивость ряда признаков и тенденций развития.

Определяющими показателями насильственной преступности остаются ее ситуационный характер и распространенность в бытовой и досуговой сферах жизнедеятельности. Переход к рыночным отношениям сопровождается нагнетанием социальной напряженности, углублением неопределенности социального статусу граждан, ослаблением традиционных форм социального контроля.

Эти факторы влекут за собой увеличение психических и эмоциональных нагрузок на людей и количества стрессовых ситуаций. Они нередко разрешаются в криминальной форме импульсивно, в связи с внезапно возникшим умыслом. До 90% насильственных преступлений совершаются на почве конфликтных личностно-бытовых, общественно-бытовых отношений или при проведении свободного времени. При этом умышленные убийства превалируют в сфере быта, а телесные повреждения и изнасилования — в сфере досуга.

Однако на фоне в целом бытового, досугового, ситуативного характера насильственной преступности ее структура претерпевает существенные качественные изменения. Они серьезно повышают общественную опасность отдельных категорий преступлений.

В обновляющейся России провозглашен приоритет личности, ее прав и свобод, законодательно закреплены гарантии и средства защиты жизни, здоровья, достоинства, других человеческих ценностей. К сожалению, в этом деле пока больше деклараций, красивых слов, нежели реальных дел. И проблема не только в том, что для искоренения в обыденном сознании взглядов, привычек, стереотипов поведения, имеющих глубокие исторические корни, требуется значительное время.

Положение усугубляется тем, что власть, государство оказались неспособными исключить незаконное насилие из собственной деятельности. Об этом свидетельствуют как довольно обыденные явления вроде безобразных драк в федеральном парламенте или бесконечной войны компроматов (которая, как правило, является психическим насилием), так и масштабные кровопролитные акции (события октября 1993 г. в Москве, война в Чечне).

Насильственные преступления как по генезису, так и по содержанию — это всегда конфликты, причем довольно острые и имеющие широкий диапазон и многообразные формы проявления (от внезапно возникшей стычки подвыпивших людей в общественном транспорте до тщательно спланированных террористических действий или вооруженного мятежа). В этом отношении макроусловия современного российского общества весьма благоприятствуют криминальному насилию. В обществе переходного периода резко увеличилась конфликтность.

К прежним конфликтам добавились новые: некоторые традиционные конфликты обострились, усугубились — например, экономическое неравенство людей достигло степени беспрецедентного имущественного диспаритета. В целом, можно говорить о значительном увеличении в жизни общества поводов для совершения насильственных преступлений. Они часто возникают в результате провоцирующего поведения потерпевших, что весьма характерно для детерминации насильственных преступлений.

На насильственной преступности сказывается общее ожесточение нравов, маргинализация и люмпенизация значительных слоев населения, увеличение числа стрессовых ситуаций, ослабление традиционных форм социального контроля. Под воздействием сложившихся противоречий общественного различия на групповом и индивидуальном уровнях усиливается полимотивированность и криминального насилия, создается широкое поле для возникновения и действия самых разнообразных внутренних побуждений к насильственным преступлениям (мести, корысти, стремления к самоутверждению любыми способами и др.).

Для многих людей стало привычным разрешать межличностные конфликты «кратчайшим» — насильственным путем, без обращения к соответствующим государственным (прежде всего правоохранительным) органам и предусмотренным законом процедурам.

В насильственной преступности продолжаются негативные изменения в эмоционально-мотивационной основе ее совершения. Традиционными мотивами совершения умышленных убийств и причинения телесных повреждений остаются хулиганские побуждения, месть и ревность, а изнасилования — сексуальные побуждения (стремление к удовлетворению половой страсти в грубой или извращенной формах), сочетаемые нередко с хулиганскими побуждениями, стремлением унизить, опорочить женщину, поглумиться над ее честью и достоинством.

Вместе с тем увеличивается доля убийств, совершаемых из корыстных побуждений. Криминальное насилие все активнее проникает в сферы, связанные с собственностью и ее приватизацией. Особенно опасным симптомом становится распространение мотива преступного поведения в виде стремления к удовлетворению потребности в агрессивном насилии.

Повышение уровня жестокости в механизме совершения насильственных преступлений происходит на фоне двух взаимодействующих и взаимообусловленных явлений. Первое — резкое падение порога общественной нетерпимости к криминальным актам.

Второе заключается в увеличении интенсивности:

  • сопротивления преступников пресечению их антиобщественных действий со стороны граждан и представителей власти;
  • безнравственно-криминального воздействия преступников на источники доказательственной информации по уголовным делам;
  • их противодействия деятельности должностных лиц по установлению истины в сфере уголовного судопроизводства. Жертвами насильственных преступлений все чаще становятся свидетели, потерпевшие, оперативные работники, следователи, прокуроры и судьи. Цель этих акций — посеять страх в обществе перед преступниками.

В правовой литературе прочно укрепилось мнение, что латентность тяжких насильственных преступлений минимальна и их регистрация достаточно полно отражает действительное состояние и тенденции развития. Однако практика борьбы с такими преступлениями дает основания усомниться в справедливости этого суждения.

В последние годы латентность всех тяжких насильственных преступлений существенно увеличилась. Рост их латентности происходит за счет увеличения числа без вести пропавших, совершения криминальных актов в маргинальной среде, регионах с национально-этническими конфликтами, вооруженных силах России.

Литература[править|править код]

Учебники[править|править код]

  • Криминология: Учебник / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, В. В. Лунеева. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2004. 640 с. ISBN 5-466-00019-1.
  • Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2007. 912 с. ISBN 5-89123-931-0.

Монографии[править|править код]

  • Агрессия и психическое здоровье / Под ред. Т. Б. Дмитриевой и Б. В. Шостаковича. СПб., 2002. 464 с. ISBN 5-94201-107-9.
  • Насильственная преступность / Под ред. В. Н. Кудрявцева и А. В. Наумова. М., 1997. 139 с. ISBN 5-88914-081-7.
  • Овчинский С. С. Преступное насилие. Преступность в городах. М., 2007. 408 с. ISBN 978-5-16-003139-2.
  • Петин И. А. Механизм преступного насилия. СПб., 2004. 343 с. ISBN 5-94201-356-X.

Типология насильственных преступлений[править|править код]

Ю. М. Антонян предлагает несколько оснований классификации преступного насилия[6]. Во-первых, он предлагает делить акты насилия по сферам общественной жизни, которыми они порождаются и в которых существуют. По этому критерию можно выделить:

  • Бытовое насилие, в том числе связанное с семейными отношениями и совместной трудовой деятельностью.
  • Насилие в общественных местах: на улицах, в парках, дворах.
  • Насилие в закрытых и полузакрытых сообществах: в армии, местах лишения свободы; в эту группу включаются случаи, когда акты насилия совершаются одними представителями контингента этих сообществ против других представителей.
  • Репрессивное насилие со стороны представителей государства и его органов, в том числе связанное с национальной и расовойдискриминацией.
  • Насилие, связанное с нарушением права вооружённых конфликтов (международного гуманитарного права): в отношении мирного населения, военнопленных.
  • Насилие в ходе межнациональных, религиозных и иных подобных конфликтов.
  • Насилие, связанное с борьбой за власть.

Во-вторых, он предлагает делить насилие по уровням: выделяется насилие на государственном и межгосударственном уровне; на уровне отдельных крупных групп общества; на уровне малых социальных групп и отдельных личностей. Исходя из этого, в зависимости от субъекта и объекта насилия можно выделить горизонтальную и вертикальную его разновидность: первое осуществляется в отсутствие фактических или формальных отношений власти и подчинения между субъектом или объектом, второе — при их наличии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *